Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 01.12 74.89 -0.0892
EUR 01.12 84.82 0.3414
Архив номеров

Сергей Есенин и степь

2020-10-08


Образ России для С.А. Есенина был неотделим от образа степи. Степь - один из ключевых образов в лирике поэта и является для есенинского лирического героя одним из самых святых мест. Именно поэтому в стихотворении «Запели тесаные дроги» (1916), этот образ ассоциируется со словами молитвы: «Когда звенят родные степи/ Молитвословным ковылем».


Образ степи играет важную роль у Есенина в «маленьких поэмах», созданных как отклик на революционные события 1917 года. В 1917 г. поэт заявил: «С иными именами/ Встает иная степь».

В период есенинского имажинистского бунтарства, степь также становится у поэта одним из неотъемлемых топонимических образов. Например, в стихотворении «Хулиган» (1919) лирический герой с вызовом так характеризует себя: «Только сам я разбойник и хам/ И по крови степной конокрад».

Особенно ярко символика образа степи проявляется в маленькой поэме «Сорокоуст» (1920): «Видели ли вы/ Как бежит по степям,/ В туманах озерных кроясь,/Железной ноздрей храпя,/На лапах чугунных поезд?/ А за ним /По большой траве,/ Как на празднике отчаянных гонок, /Тонкие ноги закидывая к голове,/ Скачет красногривый жеребенок».

Обратившись в 1924 году к пушкинским традициям, Есенин вновь использует один из ключевых своих образов, который помогает ему подчеркнуть самобытный характер его творчества. Развивая метафору «когда звенят родные степи молитвословным ковылем», поэт так заканчивает стихотворение «Пушкину» (1924): «Но обреченный на гоненье,/ Еще я долго буду петь…/ Чтоб и мое степное пенье/ Сумело бронзой прозвенеть».

В маленькой поэме «Мой путь» (1925), вспоминая самые яркие впечатления детства, Есенин использует привычную метафору «степное пенье». Здесь эпитет «степное» подчеркивает особый народный характер творчества поэта, в судьбе которого бабушка сыграла такую важную роль: «И бабка что-то грустное,/ Степное пела…». Описывая же свое настоящее, поэт пишет, что находит вдохновение для поэтического творчества среди степных просторов: «Хожу смотреть я /Скошенные степи/ И слушать, как звенит ручей».

Как видим, образ степи являлся родным и очень важным для Есенина, и это сближает его с Лермонтовым. Если использовать есенинский эпитет, то общее у поэтов было их «степное пенье».

Сергей Есенин и пугачевщина.

"Стихи с уральской тематикой в творчестве Есенина возникли под непосредственным влиянием от поездки поэта на Урал. Интерес к Уралу дал о себя знать и в период работы Есенина над исторической поэмой «Пугачев». Уже в конце 1920 года поэт был озабочен поисками «материалов по Пугачевскому бунту. Он перечитал «Историю Пугачева» А.С. Пушкина. «Я несколько лет изучал материалы, — рассказывал он одному из своих знакомых, — и убедился, что Пушкин во многом был не прав». В частности, Есенина не удовлетворил тот факт, что у Пушкина почти не упоминаются имена бунтовщиков. Ему хотелось дать более полнокровным образ Пугачева: «Ведь он был почти гениальным человеком, да и многие из его сподвижников были людьми крупными, яркими фигурами».

Поэма «Пугачев», свидетельствовала Н. Грацианская, была написана в окружении эрудитных томов. В. Вольпин, посетивший квартиру Есенина в Богословском переулке, видел на рабочем столе поэта несколько книжек о Пугачеве, на которых остались следы внимательного прочтения. Исследователи предполагают, что Есенину было известно и о работе В.Г. Короленко над историческим романом о Емельяне Пугачеве «Набеглый царь» (в 1900е годы Короленко, изучая исторические источники, длительное время жил в Уральске).

Не удовлетворившись только изучением документов и знакомством с опытом своих предшественников, Есенин весной 1921 года предпринимает поездку в киргизские степи и на Волгу, чтобы проделать тот исторический путь, которым шел Пугачев со своим войском. Путь этот проходил по маршруту: Москва — Самара — Оренбург — Ташкент. Поезд шел медленно, подолгу задерживаясь на больших станциях. На станциях поэт сходил, а возвращаясь в вагон, Есенин работал над рукописью поэмы. По мере накопления впечатлений в черновиках все чаще и чаще проскальзывают названия уральских городов, рек, местечек: Черемшан, Яик, Иргис, Сакмара, Оренбург, Уфа, Сарепта, Гурьев, Челябинск: «от Сакмары проползло на Иргис»; «оттого шлет нам каждую неделю приказы свои Оренбург»; «задремал буйный Яик»; «оренбургская заря красношерстной верблюдицей»; «видели, как тянулись за Чусовой» и т.д.

Рукопись поэмы с первоначальным заглавием «Поэма о великом походе Емельяна Пугачева» отражает процесс работы поэта. Некоторые строки и строфы поэмы содержат множество вариантов. А такая, казалось бы, простая строка, как «Яик, Яик, ты звал меня», имела более десяти редакций. (Напомним, что Яик — старинное название реки Урал). В целом, как подсчитали исследователи, количество вариантов вчетверо превышает основной текст. Поездка, продолжавшаяся около двух месяцев, оказалась весьма продуктивной в творческом отношении. На последней странице черновика, хранящегося в Центральном государственном архиве литературы и искусства, рукой Есенина обозначено время непосредственной работы над поэмой: «1921, старый стиль: февраль — август, новый: март — август»." Л. Гальцева.
2007

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom